Луис Барт Майер: история со-основателя Metro Goldwyn Mayer

Автор: | 06.10.2016

История жизни Луиса Майера напоминает сценарий одного из его фильмов. Скромный сын иммигранта, торгующего металлоломом, стал голливудским небожителем. В 1907 году он начал свою карьеру в качестве владельца небольшой сети кинотеатров, а в 1924 году был уже вице-президентом Metro Goldwyn Mayer — пожалуй, величайшей в истории Голливуда студии.

В течение следующих десятилетий эта студия пользовалась оглушительным успехом, поскольку деспотичный Майер контролировал абсолютно все мельчайшие детали кинопроизводства. Как и многих других диктаторов, его выжили из MGM после ожесточенной борьбы за власть.

Луис Барт Майер (урожденный Лазарь Меир) родился 4 июля 1885 года в Минске (Российская империя). В 1888 году вместе со своей семьей эмигрировал в Канаду. Там его отец вначале торговал подержанными вещами, а через некоторое время возглавил рентабельную компанию по продаже металлолома.

После окончания начальной школы Луис Майер стал помогать отцу — его больше интересовала коммерция, а не учеба. 19-летний Луис уехал в Бостон, и в 1907 году у него уже был свой бизнес.

В 1907 году Луис Майер сделал первый шаг на пути в Голливуд. Он оставил семейный бизнес, приобрел небольшой полуразрушенный кинотеатр в Хэйверхилле (штат Массачусетс), заплатив за него символическую сумму, полностью восстановил кинотеатр и решил демонстрировать исключительно высококачественные фильмы. Риск оправдался.

Вскоре стал владельцем крупнейшей сети кинотеатров в Новой Англии, и кинопрокатчики боролись за право демонстрировать в них новые фильмы. В 1915 году в кинотеатрах Майера прошел показ ленты Дэвида У Гриффита «Рождение нации» — одного из самых популярных кино­ фильмов того времени. Прокат принес Майеру огромную прибыль — именно из этих средств он впоследствии финансировал свои проекты в Голливуде.

Луис Барт Майер - легенда Голливуда

Луис Барт Майер — легенда Голливуда

Путь к успеху.  В 1918 году Луис Майер обосновался в Лос-Анджелесе, где работал кинопромоутером, представляя собственную компанию — Louis В. Mayer Pictures. Так началась реализация крупномасштабного рискованного проекта.

Поначалу Луис Майер финансировал свое кинопроизводство из тех средств, которые принесла сеть кинотеатров. Он открыл кинозвезду Аниту Стюарт и, воодушевленный тем энтузиазмом, с которым публика приняла ее первый фильм «Добродетельные жены» («Virtuous Wives»), в течение следующих пяти лет продолжал использовать ее в качестве своего «главного козыря».

В Голливуде все только начиналось. У подающих надежды магнатов оставалась одна-единственная уникальная возможность застолбить участок в будущей империи кино. Возможно, Майер неплохо зарабатывал, когда был владельцем кинотеатров, но эти деньги казались мелочевкой по сравнению с теми суммами, которые зарабатывали политические воротилы, контролирующие этот бизнес.

Самым могущественным из них был Маркус Лоев. Он руководил своей вотчиной с Восточного побережья: сидя в нью-йоркском офисе за три тысячи миль от Голливуда, дергал за ниточки, а голливудские «куклы» плясали.

В 1924 году Луису Майеру улыбнулась удача. Лоев решил, что нужно организовать слияние его собственной студии Metro со студиями Louis В. Mayer Pictures и Samuel Goldwyn Company. В целом Лоев добился своего — когда Сэмюэл Голдвин отказался от участия в проекте, Лоев оставил имя Goldwyn, назвав вновь созданную компанию Metro Goldwyn Mayer (MGM).

Луиса Майера назначили вице-президентом. У студии было огромное количество кинозвезд, и он наконец-то получил возможность завоевать Голливуд. Все выглядело так, как будто в MGM Майер занимал то же положение, что и Ирвинг Тальберг, которого Лоев переманил из студии Universal.

На самом же деле всем заправлял Майер, который вел закулисную борьбу с Тальбергом. Их противостояние завершилось только в 1936 году, когда Тальберг умер.

Судя по всему, Луис Майер был деспотичным и властным манипулятором, который прибегал к исключительной хитрости в управлении студией MGM. Уважаемый киноисторик того времени и автор классической «Киноэнциклопедии» Ефраим Кац описал Луиса Майера как «жестокого, вспыльчивого, патерналистски тиранического руководителя», который управлял студией «…как одной большой семьей, поощряя послушных, наказывая непокорных и воспринимая неподчинение как личное предательство».

Он был талантливым политиком, и, должно быть, этот дар прекрасно помогал ему справляться с самолюбивыми киноактерами вроде Лона Чейни и Греты Гарбо или с режиссерами наподобие Кинга Вайдора и Эриха фон Штрохайма.

Говорят, что откровенный популист Майер питал отвращение к интеллектуальности. Как и многие другие медиамагнаты, он интуитивно чувствовал, что требуется массовому потребителю, и принимал непосредственное участие в работе студии.

К величайшему раздражению сотрудников-профессионалов, Луис Майер не только постоянно вмешивался в процесс кинопроизводства, но и частенько ухитрялся сорвать одобрительные аплодисменты.

С каждым днем студия MGM, а с ней и ее руководитель Майер, становилась все могущественнее. Каждую неделю выходил новый фильм, а потому был построен собственный город — Калвер-сити, в котором тысячи сотрудников MGM приобщались к «американской мечте».

За кадром Луис Майер оставался таким же беспощадным. Он был мастером — как в части монтажа кинофильмов, так и в части издевательств над персоналом.

Начало эры звукового кино стало поводом для «зачистки» актерского состава студии. Собственной рукой он вычеркнул из списка звезд имена тех, кому сам помог достичь вершины славы — Бастера Китона, Эриха фон Штрохайма, даже Греты Гарбо, — а сам вместе с MGM продолжил свое победное шествие 1930-1940-х годов.

Майер был достаточно умен, чтобы не допустить возражений против возрастающего влияния студии MGM на киноиндустрию, и учредил некое подобие союза под эгидой Академии кинематографических искусств и наук. В 1927 году Луи Майер и сэр Дуглас Фэарбэнкс открыли Академию.

Тем не менее, как и многие другие властные руководи­тели, со временем Луис Майер сам угодил в силки своей жестокости. В 1950-х годах он, наконец, устал от закулисных интриг, и у него уже не осталось прежней энергии — в отличие от потенциальных руководителей студии нового поколения.

В 1951 году Луиса Майера попросили из MGM; его место занял Дор Шери. Однако Майер твердо решил бороться до конца и последние годы жизни безуспешно уговаривал собственников компании Loew — учредителя студии MGM — восстановить его в должности и избавиться от Шери. В 1957 году Майер умер от лейкемии.

Резюме. Жизнь Майера напоминала драму, в которой он исполнял роли то героя, то злодея. С одной стороны, на пути к могуществу он нажил множество врагов. Говорят, когда он умер, на похороны пришла добрая половина жителей Голливуда, только чтобы лично убедиться в том, что выдающийся деятель кинематографии действительно мертв.

С другой стороны, Луис Майера заслуженно уважали конкуренты, которые втайне восхищались его коммерческим талантом.

Майер возглавлял студию MGM в «золотой век» кинематографии. Благодаря ему появилось множество популярных фильмов, таких как «Бен Гур» (1926) и «Обед в восемь» (1933). На вершине карьеры он получал самую высокую зарплату в мире — свыше одного миллиона долларов в год.

Боб Хоуп говорил, что Майер «пришел с Запада с двадцатью восемью долларами в кармане, киносъемочным аппаратом и старым львом. Он построил себе памятник — Банк Америки».

Наверное, самой подходящей эпитафией для Майера будет одно из его собственных наблюдений. Комментируя факт своего выживания в киноиндустрии, амбициозный сын торговца металлоломом, ставший самой влиятельной фигурой в Голливуде, сделал красноречивое заявление: «Соблюдай свои интересы, иначе они будут писать на твою могилу».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.