Элизабет Холмс: история успеха Theranos

Автор: | 11.11.2015

Элизабет Холмс — миллиардер, американский предприниматель, основатель и глава биотехнологической компании Theranos. Ей еще 31, а она уже владеет состоянием в 4,5 млрд. долл.

Как удалось этой высокой блондинке с голливудской внешностью, бросив Стэнфорд, основать компанию и громко заявить о себе в Силиконовой долине?

Ранние годы. Элизабет родилась 3 февраля 1984 года в Вашинготне. Ее отец, Кристиан Холмс IV, работал в США, Африке и Китае в качестве сотрудника USAID — центрального органа государственного управления Соединённых Штатов Америки в области оказания помощи за рубежом. Ее мать, Николь Энн работала в Конгрессе. У Элизабет есть также брат, Кристиан Холмс V, который занимает пост директора по управлению продуктами в Theranos.

В детстве Элизабет читала биографию своего двоюродного прадеда Кристиана Р. Холмса, который был хирургом, инженером, изобретателем и ветераном Первой мировой войны. Он родился в Дании в 1857 году и был деканом в Университете медицинского колледжа Цинцинатти. Карьера ее предка вдохновила Элизабет Холмс связать свою жизнь с медициной, но вскоре она обнаружила, что боится игл. Впоследствии она описала этот страх как один из движущих мотивов создания Theranos.

Когда Элизабет было 9, ее семья переехала в Хьюстон, где ее отец устроился на работу в Теннеко — машиностроительную компанию, специализирующуюся на выпуске автокомплектующих. Здесь девочка посещала школу Святого Иоанна. Подростковые годы она провела в Китае. Там у Элизабет впервые проявились предпринимательские задатки — она продавала C++ компиляторы китайским университетам. Тогда же она с братом выучили мандаринский диалект китайского языка.

Образование. Закончив школу Святого Иоанна в Хьюстоне в 2002 году, Холмс поступила в Стэнфордский университет по специальности «Химическая инженерия». Здесь ей повезло — ежегодная стипендия в размере 3000 долл. для научных исследований была вручена именно Элизабет. Она уговорила профессора химической инженерии Ченнинга Робертсона использовать эти деньги в его лаборатории.

Знание китайского языка, упорство и настойчивость помогли Холмс добиться от руководства Стэнфорда отправить ее на стажировку в Институт генома в Сингапуре, который занимался исследованиями в области выявления в крови коронавируса SARS. Это поездка оказала судьбоносное влияние на будущее Холмс. По возвращении в Стэнфорд она написала заявку на патент, показав его Робертсону. Перед этим она сутками напролет сидела за письменный столом, закладывая фундамент своего будущего изобретения. Суть патента заключалась в инновационном портативном устройстве, которое может отслеживать переменные в крови пациента, управлять воздействием лекарства путем корректировки дозы для достижения желаемого эффекта. Кроме того, это устройство может быть оснащено передатчиком для удаленного мониторинга — так называемая телемедицина. Заголовок ее заявки на патент, поданной в сентябре 2003, звучал так — «Медицинский прибор для аналитического мониторинга и доставки лекарственных средств».

Бизнес карьера. Осенью 2003 года Элизабет Холмс, будучи студенткой второго курса Стэнфорда, предложила Ченнингу Робертсону основать компанию. Она воспользовалась деньгами, которые ее родители отложили на образование, чтобы основать в Пало-Альто  Real-Time Cures. Позже она переименовала компанию в Theranos (сочетание слов «therapy» и «diagnosis»), т.к. по ее мнению многие люди слишком цинично относятся к слову «cure» (лекарство, лечение, лечить). Поначалу Холмс работала в здании колледжа, спустя семестр она бросила учебу, чтобы сосредоточиться на полном рабочем дне. Робертсон был назначен директором.

В последующее десятилетие Theranos росла постепенно, потихоньку привлекая средства инвесторов (Draper Fisher Jurvetson, Larry Ellison) для дальнейших научно-исследовательских разработок. Компания Элизабет Холмс функционировала что называется в закрытом режиме и условиях строжайшей секретности, чтобы не допустить утечку информации к конкурентам и инвесторам, финансирующим конкурентов. В 2007 году Theranos привлекла к суду трех бывших работников, обвиняя их в незаконном присвоении коммерческой тайны.

В 2013 году компанию Элизабет Холмс назвали «гигантом сферы биотехнологий». Постепенно Theranos начала выходить из тени. К 2014 году Tharanos могла предложить своим клиентам 200 видов тестов. Что более важно, компания получила лицензию для своей деятельности в каждом штате США. Theranos, со штатом в 500 человек, была оценена в 9 млрд. долл. Элизабет Холмс контролировала более чем 50% доли в компании. На момент 2014 года Холмс владела 18 американскими патентами и 66 неамериканскими.  Forbes поставил ее на 111-е место в рейтинге самых богатых женщин, заработавших свое состояние самостоятельно. Капитал Элизабет составил 4,6 млрд. долл. Американская пресса довольно благосклонно и с симпатией отнеслась к «еще одной головокружительной истории успеха» в духе Стива Джобса или Билла Гейтса. 30-летняя женщина с миллиардами в кармане, добившаяся всего сама и имеющая амбициозные планы спасти мир — что может быть лучше для прессы?

Суть инноваций Theranos. Элизабет Холмс придумала более совершенный метод сбора и анализа крови. Эффективность ее методики заключается в безболезненном заборе более малого объема крови и получении гораздо большей информации, чем раньше при меньшей себестоимости. Другим ноу-хау Холмс явился медицинский пластырь, который следит за изменением параметров крови пациента.

Критика. В октябре 2015 года Wall Street Journal опубликовала результаты собственного расследования, в котором указывается, что эффективность и надежность технологии Theranos были значительно преувеличены, таким образом инвестиционное сообщество было введено в заблуждение. Холмс с этим не согласилась.

Несколько медицинских экспертов также выразили скептицизм по этому поводу. Через неделю FDA (Food and Drug Administration — выполняет в США роль бога, судьи и палача для всех, кто вовлечен в бизнес, связанный с едой и лекарствами) заявила, что миниатюрные контейнеры для крови компании Theranos были несанкционированы для всех видов тестов, кроме теста на герпес. Впоследствии Theranos ограничила применение своей фирменной технологии лишь на 199 тестов из 200. The Economist  также отметил, что стартапы подобного рода часто оцениваются на основе «фантазии», а не на реальной стоимости компании.Также высказывалась критика в отношении стратегии вертикальной интеграции, то есть совмещение производства медицинского оборудования и оказания медицинских услуг населению.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.